11 апреля – Международный день освобождения узников фашизма

75 Великой Победы Беларусь помнит Память

Наша мать, Бронислава Ивановна Ган (в девичестве Жук), родилась в 1922 году в д. Жерносеки Освейского района в семье, где воспитывалось 5 детей. Отец Иван был колхозным кузнецом, мать тоже работала в колхозе. Дети рано приучились к труду, помогали родителям. Жили дружно, держали своё хозяйство, верили в лучшее будущее.
Все планы и надежды разрушила война. В деревне, расположенной в живописных местах в 6 километрах от Сарьи, было 8 дворов, там жило 38 человек. С началом войны деревенские мужчины ушли кто на фронт, кто к партизанам. Немцы принялись устанавливать на оккупированной территории свой порядок. Мирное население не щадили, угоняли в Германию, расстреливали за малейшее подозрение в связях с партизанами. А местные жители помогали лесным братьям чем могли: пекли хлеб, делились продуктами, собирали информацию.
Страшным кошмаром стал для людей февраль 1943 года. К этому времени партизанские отряды окрепли и наносили врагу существенный урон. Гитлеровцы решили покончить с ними раз и навсегда. Начались карательные операции, зарево стояло над горизонтом днем и ночью. Ворвавшись в Жерносеки, каратели принялись сортировать жителей. Стариков и взрослых с маленькими детьми согнали в сарай и сожгли заживо. В огне погиб самый маленький братик матери Иван.
Детей постарше и молодёжь построили и погнали в Росицкий костёл. Там продержали ночь и повели в Бигосово, а оттуда на поезде – в Латвию, в лагерь Саласпилс. Снова сортировка: младших детей оставили в Саласпилсе, а старших повезли в другие лагеря смерти. Наша мама со старшей сестрой попали в Освенцим.
На левом локте девочки выкололи номер «73149», который всю жизнь напоминал о жутких днях лагерного плена. В Освенциме были люди из разных стран, но самые кошмарные условия здесь приготовили для русских, украинцев и белорусов. Они же первыми попадали в печи, где уничтожали людей непрерывно.
Узники работали тяжело, без выходных. Кто не справлялся, был обречен. Мама в 1944 году поломала ногу. Её спасли узницы-полячки, взяв в свой барак. Немцы сделали матери несколько операций, вводя шприцами опытные лекарства. Она выжила, но потом всю жизнь мучилась дикими головными болями.
В 1945 году лагерь освободили американские части. Мать рвалась на родину, хотя американцы уговаривали её ехать в Америку или Австралию, мол, у вас же всё сожжено. Полгода она проработала поваром в советской воинской части, а затем вернулась на Освейщину.
Родная земля встретила пепелищем и разрухой. Очень тяжело и мучительно восстанавливали хозяйство, работали от зари до зари. Но никакой труд не умалял радости от мирной жизни. Недаром самым любимым праздником у матери был День Победы. В семье он был днём радости за выживших и печали о погибших. Старший брат мамы Борис партизанил, затем с действующей армией дошёл до Кенигсберга, был неоднократно ранен. Умер в 1979 году.
После войны мама создала семью, с отцом вырастили троих детей, дали им достойное образование, дождались внуков.
А в конце 90-х годов немцы начали выплачивать жертвам концлагерей так называемую «компенсацию». Нам запомнился один случай. Надо было ехать в Полоцк на встречу с представителями немецкого фонда. Ими были два немца: седой пожилой и совсем молодой. После разговора с матерью молодой немец расплакался, бросился целовать ей руки и беспрестанно говорил: «Простите, фрау!..». Мать так разволновалась и растрогалась, что они плакали вдвоём с этим немцем. Еле довезли её потом «на таблетках» домой…
Умерла мать в 1999 году. Мы бережно храним память о ней как пример мужества и силы духа, над которыми не властно время.
Дети, внуки, правнуки.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *